Кайденко Надежда (TIBET-NEWWAYTRAVEL)
669 1 002
25 171
125 010  
Надежда Кайденко » Фотоальбомы » Вечер под Лхасой
(4227) Canon EOS 60D

Вечер под Лхасой

TIBET-NEWWAYTRAVEL 2 июля 2015 г.
 

Вечер под Лхасой. Тибетские горы. Краски заката. И летняя радуга! Мой красивый день сегодня в Тибете.

Как неожиданно и ярко, На влажной неба синеве, Воздушная воздвиглась арка В своем минутном торжестве! Один конец в леса вонзила, Другим за облака ушла — Она полнеба обхватила И в высоте изнемогла. О, в этом радужном виденье Какая нега для очей! Оно дано нам на мгновенье, Лови его — лови скорей! Смотри — оно уж побледнело, Еще минута, две — и что ж? Ушло, как то уйдет всецело, Чем ты и дышишь и живешь.
Вечерел в венце багряном Ток могучего Днепра, Вея радужным туманом С оживленного сребра. Черной тучею над бездной Преклонен, дремучий лес Любовался чашей звездной Опрокинутых небес. И за девственною дымкой, Чуть блестя росою сна, Возлетала невидимкой Благодатная луна. Отвечает горд и весел Звучный лад, настройки взмах, И взлетает с гибких весел Ладьи, алмазный прах. И за быстрою кормою Говорливая бразда Сыплет искры за собою, Как летучая звезда.
В этот прекрасный час, Именно сегодня и с нами... Я желаю увидеть, как день угас Как прекрасно небо с облаками... В этот сумрачный миг Необычное, чистое, нежное... Это чувство любви Безмятежно - безбрежное.... Это первый закат Что с таким чувством встречаю я Это ночи раскат Это вечность отчаяния...
"Останься, дай посмотрим мы, Как месяц канет в камыши". Но в легком свисте камыша, Под налетевшим ветерком, Прозрачным синеньким ледком Подернулась ее душа... Ушла - и нет другой души, Иду, мурлычу: тра-ля-ля... Остались: месяц, камыши, Да горький запах миндаля.
Грибы растут после дождя И в ширину и в рост. Но вырос вдруг после дождя Не гриб, а целый мост: Цветная радуга-дуга, Как путь для нас цветной, Исчезнет скоро в облаках – Скорей спеши за мной! По ней пройти желаем мы: И я, и ты, и он. Но кто боится высоты – Пускай выходит вон!
Как тихо веет над долиной Далекий колокольный звон, Как шорох стаи журавлиной, - И в шуме листьев замер он. Как море вешнее в разливе, Светлея, не колыхнет день, - И торопливей, молчаливей Ложится по долине тень.
В красном зареве заката Лес поднялся как стена, Отчего ты, Русь из злата, Стала кротка и грустна. Оттого что на закате, Не видать простор твоих, И в ночной лесной прохладе Птичий щебет приутих. А по водной тихой глади Оставляя красный путь, Уперевшись в ивы пряди Закат решил здесь отдохнуть. И сорвавшись из-за леса Луч последний как стрела, Осветил церквушки старой Над рекою купола. Вечер ласково и кротко Опустился вниз к земле, И ночи-ночная глотка Поглотила все во мгле. Тихо стало,так уютно, Треск кузнечиков в траве, Звезды тихо, поминутно, Заиграли в синеве. Где то там, вдали у речки, Вдруг раздался крик совы, Чьи то глазки словно свечки Показались из травы. И без всякого раздумья Сменит день его сестра, Ночка блудная шалунья Поиграет до утра
Люблю вечерний я закат И горизонт с вечерним солнцем, Где сумерки вечерние таят Заката краски, теплый свет в оконце.
Но этот миг проходит вдруг, Когда я вижу образ твой желанный, Все сразу изменяется вокруг, Остался прежним лишь закат туманный.
Мы встречались с тобой на закате. Ты веслом рассекала залив. Я любил твое белое платье, Утонченность мечты разлюбив. Были странны безмолвные встречи. Впереди - на песчаной косе Загорались вечерние свечи. Кто-то думал о бледной красе. Приближений, сближений, сгорании Не приемлет лазурная тишь... Мы встречались в вечернем тумане, Где у берега рябь и камыш. Ни тоски, ни любви, ни обиды, Всё померкло, прошло, отошло.. Белый стан, голоса панихиды И твое золотое весло.
Как тихо веет над долиной Далекий колокольный звон, Как шорох стаи журавлиной,— И в шуме листьев замер он. Как море вешнее в разливе, Светлея, не колыхнет день,— И торопливей, молчаливей Ложится по долине тень.
Закат горел торжественно-тревожно. Лиловый свет. Глубокий вздох небес. Пред ликом жертвы, жертвы невозможной, Застыл в молитве многорукий лес. Свеча заката ровно догорала, Синел всё больше по дороге снег. Задул свечу и тёмным покрывалом Укрыл всё землю звёздный человек.
В синем небе плывут облака, Растворяясь в закатной мгле, Растекается море огня, Угасая в немой тишине. Тает этот божественный миг, Ускоряется времени бег, И горящий диск солнца достиг Той черты, где кончается свет. Та черта – это вечная тень, И на землю спускается ночь, Каждый раз в ней кончается день, Унося все минувшее прочь.
Печальный румянец заката Глядит сквозь кудрявые ели. Душа моя грустью обьята,— В ней звуки любви отзвенели. В ней тихо, так тихо-могильно, Что сердце в безмолвии страждет,— Так сильно, мучительно сильно И песен и слез оно жаждет.
Я шел домой согбенный и усталый, Главу склонив. Я различал далекий, запоздалый Родной призыв. Звучало мне: «Пройдет твоя кручина, Умчится сном». Я вдаль смотрел — тянулась паутина На голубом Из золотых и лучезарных ниток… Звучало мне: «И времена свиваются, как свиток… И всё во сне… Для чистых слез, для радости духовной, Для бытия, Мой падший сын, мой сын единокровный, Зову тебя…» Так я стоял счастливый, безответный. Из пыльных туч Над далью нив вознесся злaтocвeтный Янтарный луч.
Уходит грусть и на душе покой, Душа моя сливается с луною, Вечерняя прохлада победила зной, Иду к тебе я узкою тропою.
Даль — без конца. Качается лениво, Шумит овес. И сердце ждет опять нетерпеливо Всё тех же грез. В печали бледной, виннозолотистой, Закрывшись тучей И окаймив дугой ее огнистой, Сребристо жгучей, Садится солнце красно-золотое… И вновь летит Вдоль желтых нив волнение святое, Овсом шумит: «Душа, смирись: средь пира золотого Скончался день. И на полях туманного былого Ложится тень. Уставший мир в покое засыпает, И впереди Весны давно никто не ожидает. И ты не жди. Нет ничего… И ничего не будет… И ты умрешь… Исчезнет мир, и Бог его забудет. Чего ж ты ждешь?» В дали зеркальной, огненно-лучистой, Закрывшись тучей И окаймив дугой ее огнистой, Пунцово-жгучей, Огромный шар, склонясь, горит над нивой Багрянцем роз. Ложится тень. Качается лениво, Шумит овес.
Шатаясь, склоняется колос. Прохладой вечерней пахнéт. Вдали замирающий голос В безвременье грустно зовет. Зовет он тревожно, невнятно Туда, где воздушный чертог, А тучек скользящие пятна Над нивой плывут на восток. Закат полосою багряной Бледнеет в дали за горой. Шумит в лучезарности пьяной Вкруг нас океан золотой. И мир, догорая, пирует, И мир славословит Отца, А ветер ласкает, целует. Целует меня без конца.
Солнце вечером сияет. Меж ветвей тихонько тает. Лучик веточку возьмет. К Солнцу нежно он прижмет.
Ветерок ее качает. Веткой с Солнышком играет. Солнце на ветвях сидит. Еще миг, оно уж спит.
Лишь закат горит вдали Виден горизонт Земли. Лучи Солнца исчезают. Облака тихонько тают.
Иду вечернею порой, Мгновенью жизни я послушен, Любуюсь этой красотой, Мне в этот миг никто не нужен.
Лето пляшет, лето скачет, Заливается – поёт. То дождём весёлым плачет, То – на радугу зовёт! Летом сладко, летом вкусно – Летом ягоды растут. Не бывает летом грустно: Лето – солнечный уют!
Месяц ушел в облака За туманный плетень, Синие чешет бока За лачугами день —
Пожаром закат златомирный пылает, Лучистой воздушностью мир пронизáв, Над нивою мирной кресты зажигает И дальние абрисы глав. Порывом свободным воздушные ткани В пространствах лазурных влaчacя, шумят, Обвив нас холодным атласом лобзаний, С востока на запад летят. Горячее солнце — кольцо золотое — Твой контур, вонзившийся в тучу, погас. Горячее солнце — кольцо золотое — Ушло в неизвестность от нас. Летим к горизонту: там занавес красный Сквозит беззакатностью вечного дня. Скорей к горизонту! Там занавес красный Весь соткан из грез и огня.
 

Комментарии к альбому

Yurijvar
+1
2 июля 2015 г. 12:11
Красивы, как всегда закаты в горах! Быстрые и яркие.
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.