TIBET-NEWWAYTRAVEL
Надежда Кайденко
была 24 февраля 14:50
Фотоальбом

Вечер под Лхасой

Canon EOS 60D
2 5
Тибетский автономный регион, Лхаса — Китай Июнь 2015

Вечер под Лхасой. Тибетские горы. Краски заката. И летняя радуга! Мой красивый день сегодня в Тибете.

Как неожиданно и ярко,
На влажной неба синеве,
Воздушная воздвиглась арка
В своем минутном торжестве!
Один конец в леса вонзила,
Другим за облака ушла —
Она полнеба обхватила
И в высоте изнемогла.

О, в этом радужном виденье
Какая нега для очей!
Оно дано нам на мгновенье,
Лови его — лови скорей!
Смотри — оно уж побледнело,
Еще минута, две — и что ж?
Ушло, как то уйдет всецело,
Чем ты и дышишь и живешь.
Как неожиданно и ярко, На влажной неба синеве, Воздушная воздвиглась арка В своем минутном торжестве! Один конец в леса вонзила, Другим за облака ушла — Она полнеба обхватила И в высоте изнемогла. О, в этом радужном виденье Какая нега для очей! Оно дано нам на мгновенье, Лови его — лови скорей! Смотри — оно уж побледнело, Еще минута, две — и что ж? Ушло, как то уйдет всецело, Чем ты и дышишь и живешь.
Вечерел в венце багряном
Ток могучего Днепра,
Вея радужным туманом
С оживленного сребра.
Черной тучею над бездной
Преклонен, дремучий лес
Любовался чашей звездной
Опрокинутых небес.
И за девственною дымкой,
Чуть блестя росою сна,
Возлетала невидимкой
Благодатная луна.

Отвечает горд и весел
Звучный лад, настройки взмах,
И взлетает с гибких весел
Ладьи, алмазный прах.
И за быстрою кормою
Говорливая бразда
Сыплет искры за собою,
Как летучая звезда.
Вечерел в венце багряном Ток могучего Днепра, Вея радужным туманом С оживленного сребра. Черной тучею над бездной Преклонен, дремучий лес Любовался чашей звездной Опрокинутых небес. И за девственною дымкой, Чуть блестя росою сна, Возлетала невидимкой Благодатная луна. Отвечает горд и весел Звучный лад, настройки взмах, И взлетает с гибких весел Ладьи, алмазный прах. И за быстрою кормою Говорливая бразда Сыплет искры за собою, Как летучая звезда.
В этот прекрасный час,
Именно сегодня и с нами...
Я желаю увидеть, как день угас
Как прекрасно небо с облаками...

В этот сумрачный миг
Необычное, чистое, нежное...
Это чувство любви
Безмятежно - безбрежное....

Это первый закат
Что с таким чувством встречаю я
Это ночи раскат
Это вечность отчаяния...
В этот прекрасный час, Именно сегодня и с нами... Я желаю увидеть, как день угас Как прекрасно небо с облаками... В этот сумрачный миг Необычное, чистое, нежное... Это чувство любви Безмятежно - безбрежное.... Это первый закат Что с таким чувством встречаю я Это ночи раскат Это вечность отчаяния...
"Останься, дай посмотрим мы,
Как месяц канет в камыши".
Но в легком свисте камыша,
Под налетевшим ветерком,
Прозрачным синеньким ледком
Подернулась ее душа...
Ушла - и нет другой души,
Иду, мурлычу: тра-ля-ля...
Остались: месяц, камыши,
Да горький запах миндаля.
"Останься, дай посмотрим мы, Как месяц канет в камыши". Но в легком свисте камыша, Под налетевшим ветерком, Прозрачным синеньким ледком Подернулась ее душа... Ушла - и нет другой души, Иду, мурлычу: тра-ля-ля... Остались: месяц, камыши, Да горький запах миндаля.
Грибы растут после дождя
И в ширину и в рост.
Но вырос вдруг после дождя
Не гриб, а целый мост:

Цветная радуга-дуга,
Как путь для нас цветной,
Исчезнет скоро в облаках –
Скорей спеши за мной!

По ней пройти желаем мы:
И я, и ты, и он.
Но кто боится высоты –
Пускай выходит вон!
Грибы растут после дождя И в ширину и в рост. Но вырос вдруг после дождя Не гриб, а целый мост: Цветная радуга-дуга, Как путь для нас цветной, Исчезнет скоро в облаках – Скорей спеши за мной! По ней пройти желаем мы: И я, и ты, и он. Но кто боится высоты – Пускай выходит вон!
Как тихо веет над долиной
Далекий колокольный звон,
Как шорох стаи журавлиной, -
И в шуме листьев замер он.

Как море вешнее в разливе,
Светлея, не колыхнет день, -
И торопливей, молчаливей
Ложится по долине тень.
Как тихо веет над долиной Далекий колокольный звон, Как шорох стаи журавлиной, - И в шуме листьев замер он. Как море вешнее в разливе, Светлея, не колыхнет день, - И торопливей, молчаливей Ложится по долине тень.
В красном зареве заката
Лес поднялся как стена,
Отчего ты, Русь из злата,
Стала кротка и грустна.

Оттого что на закате,
Не видать простор твоих,
И в ночной лесной прохладе
Птичий щебет приутих.

А по водной тихой глади
Оставляя красный путь,
Уперевшись в ивы пряди
Закат решил здесь отдохнуть.

И сорвавшись из-за леса
Луч последний как стрела,
Осветил церквушки старой
Над рекою купола.

Вечер ласково и кротко
Опустился вниз к земле,
И ночи-ночная глотка
Поглотила все во мгле.

Тихо стало,так уютно,
Треск кузнечиков в траве,
Звезды тихо, поминутно,
Заиграли в синеве.

Где то там, вдали у речки,
Вдруг раздался крик совы,
Чьи то глазки словно свечки
Показались из травы.

И без всякого раздумья
Сменит день его сестра,
Ночка блудная шалунья
Поиграет до утра
В красном зареве заката Лес поднялся как стена, Отчего ты, Русь из злата, Стала кротка и грустна. Оттого что на закате, Не видать простор твоих, И в ночной лесной прохладе Птичий щебет приутих. А по водной тихой глади Оставляя красный путь, Уперевшись в ивы пряди Закат решил здесь отдохнуть. И сорвавшись из-за леса Луч последний как стрела, Осветил церквушки старой Над рекою купола. Вечер ласково и кротко Опустился вниз к земле, И ночи-ночная глотка Поглотила все во мгле. Тихо стало,так уютно, Треск кузнечиков в траве, Звезды тихо, поминутно, Заиграли в синеве. Где то там, вдали у речки, Вдруг раздался крик совы, Чьи то глазки словно свечки Показались из травы. И без всякого раздумья Сменит день его сестра, Ночка блудная шалунья Поиграет до утра
Люблю вечерний я закат

И горизонт с вечерним солнцем,

Где сумерки вечерние таят

Заката краски, теплый свет в оконце.
Люблю вечерний я закат И горизонт с вечерним солнцем, Где сумерки вечерние таят Заката краски, теплый свет в оконце.
Но этот миг проходит вдруг,

Когда я вижу образ твой желанный,

Все сразу изменяется вокруг,

Остался прежним лишь закат туманный.
Но этот миг проходит вдруг, Когда я вижу образ твой желанный, Все сразу изменяется вокруг, Остался прежним лишь закат туманный.
Мы встречались с тобой на закате.
Ты веслом рассекала залив.
Я любил твое белое платье,
Утонченность мечты разлюбив.

Были странны безмолвные встречи.
Впереди - на песчаной косе
Загорались вечерние свечи.
Кто-то думал о бледной красе.

Приближений, сближений, сгорании
Не приемлет лазурная тишь...
Мы встречались в вечернем тумане,
Где у берега рябь и камыш.

Ни тоски, ни любви, ни обиды,
Всё померкло, прошло, отошло..
Белый стан, голоса панихиды
И твое золотое весло.
Мы встречались с тобой на закате. Ты веслом рассекала залив. Я любил твое белое платье, Утонченность мечты разлюбив. Были странны безмолвные встречи. Впереди - на песчаной косе Загорались вечерние свечи. Кто-то думал о бледной красе. Приближений, сближений, сгорании Не приемлет лазурная тишь... Мы встречались в вечернем тумане, Где у берега рябь и камыш. Ни тоски, ни любви, ни обиды, Всё померкло, прошло, отошло.. Белый стан, голоса панихиды И твое золотое весло.
Как тихо веет над долиной
Далекий колокольный звон,
Как шорох стаи журавлиной,—
И в шуме листьев замер он.

Как море вешнее в разливе,
Светлея, не колыхнет день,—
И торопливей, молчаливей
Ложится по долине тень.
Как тихо веет над долиной Далекий колокольный звон, Как шорох стаи журавлиной,— И в шуме листьев замер он. Как море вешнее в разливе, Светлея, не колыхнет день,— И торопливей, молчаливей Ложится по долине тень.
Закат горел торжественно-тревожно.
Лиловый свет. Глубокий вздох небес.
Пред ликом жертвы, жертвы невозможной,
Застыл в молитве многорукий лес.

Свеча заката ровно догорала,
Синел всё больше по дороге снег.
Задул свечу и тёмным покрывалом
Укрыл всё землю звёздный человек.
Закат горел торжественно-тревожно. Лиловый свет. Глубокий вздох небес. Пред ликом жертвы, жертвы невозможной, Застыл в молитве многорукий лес. Свеча заката ровно догорала, Синел всё больше по дороге снег. Задул свечу и тёмным покрывалом Укрыл всё землю звёздный человек.
В синем небе плывут облака,

Растворяясь в закатной мгле,

Растекается море огня,

Угасая в немой тишине.

Тает этот божественный миг,

Ускоряется времени бег,

И горящий диск солнца достиг

Той черты, где кончается свет.

Та черта – это вечная тень,

И на землю спускается ночь,

Каждый раз в ней кончается день,

Унося все минувшее прочь.
В синем небе плывут облака, Растворяясь в закатной мгле, Растекается море огня, Угасая в немой тишине. Тает этот божественный миг, Ускоряется времени бег, И горящий диск солнца достиг Той черты, где кончается свет. Та черта – это вечная тень, И на землю спускается ночь, Каждый раз в ней кончается день, Унося все минувшее прочь.
Печальный румянец заката
Глядит сквозь кудрявые ели.
Душа моя грустью обьята,—
В ней звуки любви отзвенели.

В ней тихо, так тихо-могильно,
Что сердце в безмолвии страждет,—
Так сильно, мучительно сильно
И песен и слез оно жаждет.
Печальный румянец заката Глядит сквозь кудрявые ели. Душа моя грустью обьята,— В ней звуки любви отзвенели. В ней тихо, так тихо-могильно, Что сердце в безмолвии страждет,— Так сильно, мучительно сильно И песен и слез оно жаждет.
Я шел домой согбенный и усталый,
Главу склонив.
Я различал далекий, запоздалый
Родной призыв.
Звучало мне: «Пройдет твоя кручина,
Умчится сном».
Я вдаль смотрел — тянулась паутина
На голубом
Из золотых и лучезарных ниток…
Звучало мне:
«И времена свиваются, как свиток…
И всё во сне…
Для чистых слез, для радости духовной,
Для бытия,
Мой падший сын, мой сын единокровный,
Зову тебя…»
Так я стоял счастливый, безответный.
Из пыльных туч
Над далью нив вознесся злaтocвeтный
Янтарный луч.
Я шел домой согбенный и усталый, Главу склонив. Я различал далекий, запоздалый Родной призыв. Звучало мне: «Пройдет твоя кручина, Умчится сном». Я вдаль смотрел — тянулась паутина На голубом Из золотых и лучезарных ниток… Звучало мне: «И времена свиваются, как свиток… И всё во сне… Для чистых слез, для радости духовной, Для бытия, Мой падший сын, мой сын единокровный, Зову тебя…» Так я стоял счастливый, безответный. Из пыльных туч Над далью нив вознесся злaтocвeтный Янтарный луч.
Уходит грусть и на душе покой,

Душа моя сливается с луною,

Вечерняя прохлада победила зной,

Иду к тебе я узкою тропою.
Уходит грусть и на душе покой, Душа моя сливается с луною, Вечерняя прохлада победила зной, Иду к тебе я узкою тропою.
Даль — без конца. Качается лениво,
Шумит овес.
И сердце ждет опять нетерпеливо
Всё тех же грез.
В печали бледной, виннозолотистой,
Закрывшись тучей
И окаймив дугой ее огнистой,
Сребристо жгучей,
Садится солнце красно-золотое…
И вновь летит
Вдоль желтых нив волнение святое,
Овсом шумит:
«Душа, смирись: средь пира золотого
Скончался день.
И на полях туманного былого
Ложится тень.
Уставший мир в покое засыпает,
И впереди
Весны давно никто не ожидает.
И ты не жди.
Нет ничего… И ничего не будет…
И ты умрешь…
Исчезнет мир, и Бог его забудет.
Чего ж ты ждешь?»
В дали зеркальной, огненно-лучистой,
Закрывшись тучей
И окаймив дугой ее огнистой,
Пунцово-жгучей,
Огромный шар, склонясь, горит над нивой
Багрянцем роз.
Ложится тень. Качается лениво,
Шумит овес.
Даль — без конца. Качается лениво, Шумит овес. И сердце ждет опять нетерпеливо Всё тех же грез. В печали бледной, виннозолотистой, Закрывшись тучей И окаймив дугой ее огнистой, Сребристо жгучей, Садится солнце красно-золотое… И вновь летит Вдоль желтых нив волнение святое, Овсом шумит: «Душа, смирись: средь пира золотого Скончался день. И на полях туманного былого Ложится тень. Уставший мир в покое засыпает, И впереди Весны давно никто не ожидает. И ты не жди. Нет ничего… И ничего не будет… И ты умрешь… Исчезнет мир, и Бог его забудет. Чего ж ты ждешь?» В дали зеркальной, огненно-лучистой, Закрывшись тучей И окаймив дугой ее огнистой, Пунцово-жгучей, Огромный шар, склонясь, горит над нивой Багрянцем роз. Ложится тень. Качается лениво, Шумит овес.
Шатаясь, склоняется колос.
Прохладой вечерней пахнéт.
Вдали замирающий голос
В безвременье грустно зовет.

Зовет он тревожно, невнятно
Туда, где воздушный чертог,
А тучек скользящие пятна
Над нивой плывут на восток.

Закат полосою багряной
Бледнеет в дали за горой.
Шумит в лучезарности пьяной
Вкруг нас океан золотой.

И мир, догорая, пирует,
И мир славословит Отца,
А ветер ласкает, целует.
Целует меня без конца.
Шатаясь, склоняется колос. Прохладой вечерней пахнéт. Вдали замирающий голос В безвременье грустно зовет. Зовет он тревожно, невнятно Туда, где воздушный чертог, А тучек скользящие пятна Над нивой плывут на восток. Закат полосою багряной Бледнеет в дали за горой. Шумит в лучезарности пьяной Вкруг нас океан золотой. И мир, догорая, пирует, И мир славословит Отца, А ветер ласкает, целует. Целует меня без конца.
Солнце вечером сияет.

Меж ветвей тихонько тает.

Лучик веточку возьмет.

К Солнцу нежно он прижмет.
Солнце вечером сияет. Меж ветвей тихонько тает. Лучик веточку возьмет. К Солнцу нежно он прижмет.
Ветерок ее качает.

Веткой с Солнышком играет.

Солнце на ветвях сидит.

Еще миг, оно уж спит.
Ветерок ее качает. Веткой с Солнышком играет. Солнце на ветвях сидит. Еще миг, оно уж спит.
Лишь закат горит вдали

Виден горизонт Земли.

Лучи Солнца исчезают.

Облака тихонько тают.
Лишь закат горит вдали Виден горизонт Земли. Лучи Солнца исчезают. Облака тихонько тают.
Иду вечернею порой,

Мгновенью жизни я послушен,

Любуюсь этой красотой,

Мне в этот миг никто не нужен.
Иду вечернею порой, Мгновенью жизни я послушен, Любуюсь этой красотой, Мне в этот миг никто не нужен.
Лето пляшет, лето скачет,
Заливается – поёт.
То дождём весёлым плачет,
То – на радугу зовёт!

Летом сладко, летом вкусно –
Летом ягоды растут.
Не бывает летом грустно:
Лето – солнечный уют!
Лето пляшет, лето скачет, Заливается – поёт. То дождём весёлым плачет, То – на радугу зовёт! Летом сладко, летом вкусно – Летом ягоды растут. Не бывает летом грустно: Лето – солнечный уют!
Месяц ушел в облака
За туманный плетень,
Синие чешет бока
За лачугами день —
Месяц ушел в облака За туманный плетень, Синие чешет бока За лачугами день —
Пожаром закат златомирный пылает,
Лучистой воздушностью мир пронизáв,
Над нивою мирной кресты зажигает
И дальние абрисы глав.

Порывом свободным воздушные ткани
В пространствах лазурных влaчacя, шумят,
Обвив нас холодным атласом лобзаний,
С востока на запад летят.

Горячее солнце — кольцо золотое —
Твой контур, вонзившийся в тучу, погас.
Горячее солнце — кольцо золотое —
Ушло в неизвестность от нас.

Летим к горизонту: там занавес красный
Сквозит беззакатностью вечного дня.
Скорей к горизонту! Там занавес красный
Весь соткан из грез и огня.
Пожаром закат златомирный пылает, Лучистой воздушностью мир пронизáв, Над нивою мирной кресты зажигает И дальние абрисы глав. Порывом свободным воздушные ткани В пространствах лазурных влaчacя, шумят, Обвив нас холодным атласом лобзаний, С востока на запад летят. Горячее солнце — кольцо золотое — Твой контур, вонзившийся в тучу, погас. Горячее солнце — кольцо золотое — Ушло в неизвестность от нас. Летим к горизонту: там занавес красный Сквозит беззакатностью вечного дня. Скорей к горизонту! Там занавес красный Весь соткан из грез и огня.

Комментарии к альбому

Yurijvar
Красивы, как всегда закаты в горах! Быстрые и яркие.
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.